Электронная коммерция и ОПОП

Электронная коммерция и ОПОППравительством г. Путянь, провинции Фуцзянь и Китайской академией международной торговли и экономического сотрудничества 29-30 ноября 2018 года в г. Путянь был совместно организован Саммит форум «Сотрудничество в области электронной коммерции в рамках инициативы «Один пояс один путь. Вместе строим совместное будущее сообщества одного пояса одного пути»». Мероприятие было ориентировано на китайскую предпринимательскую и академическую аудиторию, составившую ориентировочно 500 человек.

Программа мероприятия была разделена на официальную пленарную часть с переводом на английский и китайский языки и две рабочие сессии на китайском языке без перевода.

В ходе пленарного заседания выступали: заместитель инспектора Департамента внутренних дел Министерства коммерции Китая, заместитель мэра
г. Путянь, председатель Народного политического консультативного совета Китая, вице-президент Китайской академии международной торговли и экономического сотрудничества, председатель Рабочей группы по электронной коммерции Всемирной таможенной организации, министр по экономическим вопросам Посольства Малайзии в Китае, президент электронной торговой платформы YeaTrade (Чили), управляющий директор EDGE (Великобритания), вице-президент DHgate и директор Центра исследований трансграничной электронной коммерции AliResearch.

В ходе пленарного заседания представители Китая рассказали о последних общих достижениях и договоренностях в рамках инициативы «Один пояс один путь (ОПОП) на сегодняшний день и подчеркнули необходимость активизации сотрудничества в области электронной коммерции в ходе реализации инициативы. Так, в рамках ОПОП на сегодняшний день было заключено 105 соглашений о сотрудничестве с 106 странами и 29 международными организациями, объем торговли с 2013 по 2018 годы со странами ОПОП превысил5 трлн. юаней. За этот же период Китай осуществил в общей сложности свыше 80 млрд. долл. США инвестиций. Было создано 82 района торгово-экономического сотрудничества в странах вдоль ОПОП (объем вложений составил более 28 млрд. долл. США), что, согласно предварительным данным позволило создать более 240 тыс. рабочих мест. За этот же период было заключено или выведено на новый уровень 5 соглашений о создании зоны свободной торговли (ЗСТ) с 13 странами, участвующими в инициативе ОПОП (из 17 соглашений о ЗСТ Китая). Было подписано 14 соглашений о сотрудничестве в области электронной коммерции, а также непреференциальное Соглашение о торгово-экономическом сотрудничестве между Евразийским экономическим союзом (ЕАЭС) и Китайской народной республикой (КНР).

В 2017 году объем внешней торговли Китая со странами ОПОП составил 36,2 % от совокупного объёма (рост импорта на 19,8 %, рост экспорта на 8,5 % по сравнению с показателями 2016 года). В январе – ноябре 2018 года объем внешней торговли Китая вырос на 11,1 % и составил 27,88 трлн. юаней (порядка 4 трлн. долл.), при этом объем торговли между Китаем и странами вдоль ОПОП оказался на 3,3 п. п. выше общих темпов роста внешней торговли страны. Докладчики также подчеркнули важность проведенного Международного форума ОПОП 2017 года, в рамках которого было утверждено «Совместное коммюнике по итогам круглого стола лидеров в рамках Международного форума «Один пояс, один путь»».

Электронная коммерция и ОПОП_2Конкретных предложений по механизмам активизации сотрудничества в области электронной коммерции на мероприятии представлено не было. В частности, инициатива «Цифрового шёлкового пути» упоминалась вскользь всего один раз представителем DHgate. Наиболее перспективными рынками (и соответственно, торговыми партнерами) были обозначены рынки России, Ближнего Востока, Индии, Юго-Восточной Азии (ЮВА).

В связи с обвинениями (исходя из контекста, со стороны некоторых западных стран, прежде всего США), в «недостаточности вклада» Китая в развитие мировой экономики и торговли, а также в том, что Китай только потребляет плоды её развития, одновременно проводя экономическую экспансию, в том числе, через инициативу ОПОП, г-н Сунь Сянъян (Sun Xiangyang), председатель Рабочей группы по электронной коммерции Всемирной таможенной организации, высказывал идею о необходимости проработки новых методик расчетов объемов мировой торговли и вклада различных стран в её развитие в ВТО. В частности, он говорил о том, что на сегодняшний день существует три подхода к подсчетам объемов мировой торговли: на основе объемов производства, на основе объемов расходов на приобретение товаров и услуг, и на основе уровня доходов. Он предложил осуществлять более детальный подсчет всех этапов цепочки добавленной стоимости, исходя из вклада каждой страны в производство того или иного товара или услуги, а не основываться на данных о доходах компаний, полученных в результате производства товаров (цепочки доходов). Таким образом, удастся отразить вклад стран-производителей продуктов в мировую экономику и торговлю, а не компаний как таковых. В качестве примера он обозначил, что, несмотря на то, что производство продукции Apple происходит главным образом в Китае, при подсчете объемов мировой торговли на основе доходов, основной вклад будет отведен компании Apple и юрисдикции, в которой зарегистрирована её штаб-квартира, а это не менее 50 % дохода). Также он предложил обратить внимание на вклад иностранцев в рынок туризма и образования по всему миру, намекнув, таким образом, на растущий косвенный вклад Китая в экономики мира, достигающий порядка 3,5 млрд. долл. США в год. Докладчик также отметил, что Китай является единственной страной в мире, принявшей закон об электронной коммерции, разработанный на основе соответствующего типового закона ЮНСИТРАЛ 1996 года. Данный тезис, однако, требует дополнительного обоснования, поскольку, согласно данным ЮНСИТРАЛ, типовой закон был в той или иной степени принят в 150 юрисдикциях в 71 государстве. Закон об электронной коммерции был принят 31 августа 2018 года и должен вступить в силу с 1 января 2019 года. Закон вводит:

  • классификацию участников электронной торговли (операторы платформ (владельцы цифровых платформ, например Alibaba), участники платформ (компании, действующие в рамках работы операторов платформ, например компания-производитель, реализующая продукцию через платформу Alibaba), другие операторы электронной коммерции (социальные сети, используемые для электронной коммерции, например WeChat);
  • регулирование использования предпочтений пользователя в коммерческих целях;
  • ограничения несправедливой конкуренции (в частности, вводятся ограничения на сбор неоправданной комиссии операторами платформ с платформенных операторов, или введение других видов ограничений или условий в их адрес, а также на извлечение нечестной выгоды от размера компании и её ресурсов по сравнению с небольшими операторами);
  • ответственность операторов платформ за распространение контрафактной продукции платформенных операторов;
  • меры по защите прав интеллектуальной собственности в досудебном порядке по запросу владельца прав интеллектуальной собственности к оператору платформы;

За несоблюдение закона вводится система внушительных штрафов.

Помимо этого, закон также упоминает уже принятые нормы в области информационной безопасности, защиты персональных данных, онлайн-рекламы (в том числе ложных или платных отзывов), защиты прав потребителей, стандартной формы контрактов и электронной подписи.

Вице-президент DHGate отметил, что электронная коммерция – это больше чем электронные платформы для продажи товаров и услуг. Она включает в себя и логистику, и платежи, и прочие сопутствующие услуги. Понимая важность услуг, компания планирует открыть сеть сервисных центров для клиентов, которые уже действуют в Турции и ЮВА. Он также говорил о необходимости сопряжения искусственного интеллекта, больших данных и облачных технологий для дальнейшего развития торговли.

Электронная коммерция и ОПОП_3Директор Центра исследований трансграничной электронной коммерции AliResearch, отметил, что цифровое неравенство проявляется меньше, чем неравенство в традиционных отраслях. Он также подчеркнул ключевую роль данных, в том числе и для разработки новых продуктов. Например, страховые продукты могут формироваться на основе анализа предыдущих операций компаний. Планируется организация электронных хабов в Европе (Бельгия – создание логистического хаба для развития электронной коммерции), Африке (Руанда) и ЮВА (Малайзия – Цифровая зона свободной торговли (DFTZ)) с последующим формированием глобальной платформы электронной торговли (Electronic World Trade Platform – eWP). Одной из целей создания eWP по словам Генерального директора Alibaba Group, Дэниэла Чжана, является расширение возможностей от получения доступа к глобальной трансграничной торговле, особенно на рынок Китая, за счёт снижения или отмены тарифов и ускорения процедур таможенной очистки. Таким образом, согласно Alibaba Group, eWP сможет «дополнить» усилия ВТО.

Представитель Посольства Малайзии представил обзор развития электронной торговли в Малайзии, сделав особый акцент на инициативе по созданию цифровой зоны свободной торговли Малайзии (DFTZ), которая должна стать региональным хабом развития электронной торговли за счет предоставления электронных услуг для торговли по всему региону на всех стадиях реализации товаров и услуг с помощью электронной коммерции. Данная инициатива проводится в тесном сотрудничестве с Alibaba Group. На данном этапе идет реализация пилотного проекта в отношении товаров, доставка которых осуществляется по воздуху и морю, планируется пилотный проект с товарами, доставка которых осуществляется по земле. 31 октября 2018 года также был утверждена «Национальная программа по развитию Индустрии 4.0» в Малайзии.

Президент YeaTrade, электронной торговой платформы, оперирующей на территории 6-ти стран Латинской Америки (Аргентина, Колумбия, Мексика, Перу, Чили и Эквадор), рассказал о налаженном многолетнем сотрудничестве с китайской компанией Winliner, а также перспективах становления Чили региональным хабом для электронной коммерции в Латинской Америке за счет географического расположения на берегу Тихого океана, позволяющего осуществлять прямые поставки, без необходимости проходить через Евразию и Африку (экономия до 60 дней), наличию большого количества соглашений о свободной торговле (ССТ) (страны, с которыми Чили заключили ССТ производят около 86 % мирового ВВП), открытости экономики, а также политической и социальной стабильности.

Управляющий директор EDGE представил основные расчеты объемов рынка электронной коммерции в секторе В2В (примечательно, что в отличие от расчетов других организаций (например, Magneto IT Solutions, разработчик IT-решений для бизнеса), Россия не вошла в 10 крупнейших рынков В2В, но была включена в 10 стран с наибольшим потенциалом и прогнозом роста до 33 млн. долл. США к 2021 году). Основной фокус презентации был на маркетинговых стратегиях компаний в цифровую эпоху.

Коллеги из Китая тепло встретили российскую презентацию, высказав заинтересованность в дальнейшем укреплении сотрудничества между Россией и Китаем, в том числе в формате ЕАЭС-Китай. Особенно активно высказал заинтересованность в дальнейшем сотрудничестве представитель AliResearch. Наибольший интерес был высказан в импорте сельскохозяйственной продукции и товаров потребления (в частности, конфет) из России в Китай с помощью электронных платформ. Представитель AliResearch в ходе частной беседы высказал заинтересованность в дальнейшем увеличении товарооборота с Россией с помощью механизма электронной коммерции, а также обеспокоенность в связи со снижением порога стоимости беспошлинного ввоза посылок в России. Он также отметил важность достигнутого соглашения по вопросам передачи персональных данных из России в Китай, имеющей большое значение для анализа рынка, поскольку локализация данных в России не отменяет возможности их передачи за границу при соблюдении условий, обозначенных законодательством. В Китае в ноябре 2016 года был принят проект закона об Интернет-безопасности (вступил в силу 1 июня 2017 года). Закон определяет правила защиты персональных данных в Китае (в том числе предусматривает локализацию персональных данных китайских граждан, а также других чувствительных данных, к которым относятся медицинские, финансовые данные, а также ряд других категорий данных), защиты объектов критической информационной инфраструктуры, обязанности операторов сетей, требования по национальной сертификации отдельных категорий ИКТ оборудования и раскрытия исходных кодов.

В ходе рабочих сессий, коллеги из Китая представили ряд практических докладов, обозначивших возможности и трудности на пути развития трансграничной электронной коммерции, а также необходимость развития инноваций. В частности, были затронуты вопросы разработки стандартов для электронной коммерции, подготовки кадров, развития технологии блокчейн в Китае (ведутся работы по разработке национальных стандартов), разработки интегрированных платформ по предоставлению услуг для электронной коммерции (в том числе в рамках инициативы ОПОП). Была представлена информация о создании Всеобъемлющей пилотной зоны по развитию электронной коммерции в
г. Ханчжоу, города электронной коммерции в г. Путянь, парка электронной коммерции в г. Путянь, парка-инкубатора электронной коммерции для развития трансграничной электронной коммерции в рамках инициативы ОПОП. На данном этапе была представлена общая информация о благоприятных перспективах развития города за счет вовлечения в электронную коммерцию, в том числе за счет развития специализированных кластеров. Напомним, что Китай ведет активную политику по созданию ряда специальных экономических зон с целью развития электронной торговли для увеличения экспортного потенциала китайских производителей (прежде всего микро-, малых и средних предприятий). Представленные китайскими коллегами данные показывают, что наибольшим потенциалом в данном вопросе обладают города на юго-востоке Китая. На сегодняшний день в перечень специальных зон по развитию электронной коммерции включены 10 городов (Тяньцзинь, Чженчжоу, Чунцин, Шанхай, Ханчжоу, Нинбо, Фучжоу, Пиньтан, Гуанчжоу, Шэньчжэнь).

Планируется проведение подобных мероприятий в будущем на постоянной основе для обмена идеями и мнениями, поскольку, по словам организаторов, нехватка диалога между представителями России и Китая в области электронной коммерции негативно сказывается, в том числе, и на продвижении инициативы ОПОП.

Поделиться новостью: